ДОКАЗАЛ ВОЕННЫЙ ЛЕТЧИК ИВАН ШАМОВ, ЧТО ОН В КОРЧАГИНСКОМ СТРОЮ

Когда крадется,
как воришка, Ко мне незваная печаль,
Я слышу голос:
«Эй, братишка,
Ужель сдает на сердце
сталь?»
Твои слова,
солдат Островский, Хлестнут по совести,
как плеть, — И снова хочется чертовски Работать,
драться,
песни петь!
Чтобы заявить так, чтобы так разговаривать с Николаем Островским, на это нужно иметь право. Автор стихотворения, взятого нами из его последнего, уже посмертного сборника «Как дорога ты мне, Россия» всей своей жизнью завоевал такое право.
…Жарким июльским днем 1940 года в Батайском авиационном училище появился новый курсант—сухощавый шустрый паренек Ваня Шамов. В свои неполные 22 года он уже немало повидал в жизни, успел побывать в небе, навсегда полюбить его.
Обучаясь в Московском библиотечном институте, он посещал Свердловский аэроклуб столицы. И вскоре был сделан окончательный выбор. Нет, Иван Шамов не стал библиотекарем. Позже о днях, проведенных в Батайском училище, Шамов писал: Над Батайском В небе майском Тучи нет, а гром гремит. Над землею.
Над донскою Молодой пилот летит. Летчик смелый, Летчик юный В первый вылетел полет. Не о нем ли ночью лунной Где-то девушка вздохнет? А внизу поля без края. К стройкам мчится эшелон. Вдалеке Ростов сияет, Серебрится тихий Дон. Грянула война. В составе истребительного полка рядовой Шамов участвует в боевых операциях на Северном Кавказе. Стал солдатом-оружейником, так как училище окончить не успел.
И все-таки мечта юноши сбылась. Уже после войны он вновь попал в военно- воздушное училище, успешно окончил его получил право сесть за штурвал самолета.
А потом… Случилось непоправимое.
Было знойное утро 20 августа 1947 года. Поднялся в учебный боевой вылет самолет летчика-истребителя Шамова. Вдруг на высоте 150 метров отказал мотор… Летчик очнулся в госпитале. Он был жив, но при аварии сломал позвоночник и порвал спинной мозг на уровне сердца. Тело сковал паралич, начиная от груди и до кончиков пальцев на ногах.
Начались долгие госпитальные ночи и дни. Шамов много в это время размышлял над смыслом жизни. Нет, он не собирался сдаваться! Мужество не покинуло его.
Два с половиной года пролежал в госпиталях Иван Шамов. На больничной койке, в бессонные, наполненные болью и тревогой ночи, родились первые неуверенные стихотворные строки.
«Выжить — выжил, — писал мне Иван Васильевич в сентябре 1960 года, рассказывая свою невеселую биографию. — но остался навеки прикованным к постели. С тех пор инвалид Советской Армии первой группы».
Инвалид… Нет, не был им военный летчик Иван Шамов! Он оставался в строю. До последнего дыхания.
9 октября 1949 года одна из военных газет напечатала подборку «Стихи лейтенанта Ивана Шамова». Так началась литературная деятельность вчерашнего летчика.
Молодого автора заметил М. В. Исаковский и отечески напутствовал его. В феврале 1951 года в журнале «Советский воин» были опубликованы новые произведения Шамова со вступительной статьей поэта. Исаковский писал о стихах Шамова:
«Простые по форме, наполненные самыми искренними чувствами и мыслями советского человека, они не могут не дойти до сердца читателей, не могут не вызвать в нем горячего, взволнованного отклика».
Да, это так. Многие и многие произведения И. Шамова запомнились и полюбились молодому читателю — воину, труженику.
Стал знаменитым «Тополек»:
Пожелтели в парке клены, Оголились в октябре,
Но стоит один зеленый Тополечек во дворе.
Льют дожди — и вкось
и прямо,
Зимний холод недалек,
Но стоит один упрямо Весь зеленый тополек. Старшина, обычно хмурый, Улыбаясь, говорит:
— Вот солдатская натура, До последнего стоит.
Эти строки о мужестве. Своими стихами, своим личным примером И. Шамов вселял мужество в тех, кто особенно в этом нуждался.
Вот один из характерных примеров. Почти две недели обгоревший летчик Иван Хижняк лежал в госпитале без сознания. А когда пришел в себя, узнал, что женщина, с которой лишь месяц назад он связал свою судьбу, бросила его.
Выйдя из госпиталя, Хижняк послал полное отчаяния письмо поэту Шамову, стихи которого знал и любил. И Шамов горячо откликнулся на призыв своего младшего товарища. Он помог Хижняку найти свое место в жизни.
Таких случаев было немало. Иван Васильевич считал своим гражданским долгом прийти на помощь людям, попавшим в беду. Большую роль сыграл он в судьбе солдата Анатолия Касьянова, инвалида Геннадия Крицкова и многих других.
Весь жар своей души отдавал людям этот замечательный человек. И не случайно в его домашней библиотеке однажды появилась книга, подаренная космонавтом Германом Титовым с такой надписью: «Ивану Шамову на память о полете «Востока-2». Я знаю, что это творение ни в какой мере не может быть поставлено рядом с Вашими стихами. И если я решился подарить Вам эту книгу, то только потому, что люблю Ваши стихи, стихи о трудной, но почетной и нужной людям жизни летчиков».
Много, трудолюбиво, упорно работал над поэтическим словом Шамов. Один за другим выходили в свет сборники: «Дежурное звено» (1953), «Стихи» (1953), «На заданной волне» (1956), «Солдатский хлеб» (1957), «За рекой Иной (1958), «Тополек» (1964). Одиннадцать стихотворных книжек. Двенадцатая вышла позже посмертно. Долго и любовно готовил ее Иван Васильевич и название дал ясно говорящее само за себя.
15 декабря 1965 года, сообщая о своих творческих делах, он писал мне: «В ноябре сдал в военное издательство новый сборник стихов «Как дорога ты мне, Россия!» Этот сборник в 3 печатных листа выйдет в 1966 году. Предисловие А. Жарова.
А в Минске сейчас в издательстве «Беларусь» выходит детская книжка «Встреча с Ильичем». С иллюстрациями.
Вот пока и все новости. По-старому лежу в постели. Уже 19-й год . (с 21 августа 1947 г.).
С московским новогодним приветом Иван Шамов».
…Через неделю газеты сообщили о внезапной кончине поэта. Отказало сердце.
Прошло полтора десятилетия. А стихи Шамова продолжают жить. С клубных сцен звучат песни «Костры ГОРЯТ далекие…», «Приехал баянист». Проходя в четком строю, юноши в курсантских мундирах звонко поют «Песню московских пилотов».
В своих произведениях Иван Шамов вдохновенно воспевал мужественных со-колов. совершивших бессмертные подвиги. И сам он был с ними всем сердцем.
И я, пришпоривая Музу,
Еще привала не просил.
Служу Советскому Союзу
И на земле по мере сил.
Да. он был всегда в ПУТИ. Поэт боевой молодости, Иван Шамов по-прежнему с нами, в большом походе.
В. ШУМОВ.
Член Союза журналистов СССР.

Добавить комментарий