В Ростове восстановлена еще одна старая церковь

Земля, на которой стоят собор и колокольня, изначально предназначалась для святого места: строительство церкви здесь было определено еще на первом плане города, утвержденном в 1811 году. Сперва здесь стояла небольшая кирпичная церквушка, которую разобрали в 1854 году, чтобы начать возведение большого собора по проекту академика К.Д. Тона. Он был освящен в 1860 году. Песня «А над Доном золотые купола» (сложенная уже в наше время) грешит исторической неточностью: из-за нехватки средств смету на строительство собора всячески урезали и луковичные главы тогда не были позолочены, а просто покрыты яркой медной зеленой краской.
Колокольня строилась гораздо позже с 1875 по 1887 год по проекту донского войскового архитектора-инженера Антона Кампиони в соавторстве с архитектором Дмитрием Лебедевым. Она состояла из четырех ярусов: на первом размещалась церковь святого Николая Чудотворца, на втором и третьем звонница, на четвертом механизм башенных часов. Строительство собора и колокольни осуществлялось на пожертвования предпринимателей и купцов П. Максимова, С. Кошкина, К. Нефедова и других.
С сооружением собора и колокольни сформировался узнаваемый и по сей день облик города при подъезде с юга. Собор и колокольня стали неотъемлемой частью Ростова: полностью снести эти святыни не поднялась рука даже у воинствующих вандалов-безбожников в 30-е и 60-е годы.
В годы Советской власти были снесены многие храмы. Судите сами: до 1917 года в Ростове и Нахичевани было 15 православных храмов (не считая церквей при учебных заведениях, больницах и богадельнях), восемь армянских церквей, старообрядческая и греческая церкви, две синагоги, костел, мечеть, кирха… Большинство из них были стерты с лица земли в «пятилетку атеизма», которую объявил в 1932 году главный безбожник СССР Емельян Ярославский (Губельман): «Господь и его земные слуги должны быть ликвидированы к 1.05.37».
Вот какие постановления принимали рабочие и служащие на собраниях тех лет: «Считать Бога несуществующим. Удалить культовые предметы. Ходатайствовать перед рабоче-крестьянской властью о закрытии церквей, препятствующих свободному развитию человеческой мысли…»
Службу в соборе заставили прекратить еще в начале 20-х годов. Священников, проживающих на соборном подворье, выселили с формулировкой «как не состоящих в профсоюзе». Южная и западная паперти были разобраны, на территории собора разместили зверинец, а сам собор и первый ярус колокольни стали использовать как склад. Колокола были варварски сброшены на землю и разбиты.
В 1942 году, когда советские войска под натиском наступающих немцев отходили за Дон, нашими саперами были взорваны два верхних яруса колокольни, так как с нее великолепно просматривалась вся пойма Дона, что использовали немецкие корректировщики огня. По другой версии, два верхних яруса сбила огнем наша дальнобойная артиллерия по той же причине. Отступив за Дон, передвижение войск великолепно просматриваются противником вплоть до Батайска.
Служить в соборе начали в 1942 году: разрешили оккупационные власти. И этот штрих не украшает историю взаимоотношений Советского государства и церкви.
После освобождения Ростова собор опять стал действующим. Его отреставрировали, установили иконостас, выполненный по образцу иконостаса взорванного храма Христа Спасителя.
С колокольней оказалось сложнее. Но сносить до основания ее, слава Богу, не стали. Разрушенную кладку второго и третьего ярусов разобрали, установили купол над первым ярусом. Получился Никольский храм, в котором крестили детей.
В 1989 году ростовское соборное подворье было наконец принято под охрану государства как имеющее большое историко- культурное значение. Одновременно, по благословению митрополита Ростовского и Новочеркасского Владимира, были начаты реставрационные работы. Проект восстановления колокольни был разработан в институте «Спецпроектреставрация». Автор проекта архитектор Ю.Н. Солнышкин.
Восстанавливалась колокольня почти десять лет. «Вечерний Ростов» регулярно освещал ход строительства, которое шло медленно, нервно, с перерывами…
В Воронеже отлили новые колокола для звонницы. К сожалению, нынешний благовест уже не тот. Старый колокол, разбитый в 20-е годы, весил 16 с половиной тонн, его звон был слышен за 30 километров. Новый колокол в три раза легче.
Этим летом во время строительных работ на восстановленной колокольне произошло, наверное, первое чудо. Со второго яруса, с высоты 30 метров (высота девятиэтажного дома!), упал штукатур Виктор Чанпалов. Он не получил ни переломов, ни сколь-либо серьезных ушибов. Из приемного отделения БСМП-2, куда его доставила «скорая помощь», Виктор ушел на своих ногах. Столь невероятное везение он воспринял как знамение свыше.
Как сказал нам помощник председателя приходского совета Александр Зайцев, за время работ по восстановлению колокольни крестились почти все строители, в них участвующие.
6 июля на верхушку колокольни при помощи вертолета была установлена золоченая главка. Она имеет восемь граней точь-в- точь как та, что слетела с колокольни в 1942 году.
Думаю, что в Ростове не найдется ни одного человека, который бы усомнился в целесообразности восстановления колокольни. Панорама города теперь смотрится совершенно по-другому: придется переделывать заново все открытки, календари и плакаты с видами Ростова.
Внутри колокольня все еще представляет собой стройплощадку. Тут и там копошатся штукатуры, кровельщики. Работа кипит.
Никольский храм на первом ярусе пока бездействует. Здесь сложены стройматериалы, все засыпано пылью и штукатуркой. Но наши провожатые все равно крестятся перед входом: храм есть храм. Здесь, конечно же, тоже будет сделан ремонт, когда закончатся работы на колокольне.
Железная лестница, ведущая наверх, временами весьма крута. Второй и третий ярусы открыты ветру, он срывает сумку с плеча, заставляет крепче держаться за поручни. Вот и большой колокол, укрепленный на двух мощных металлических швеллерах. Он невозмутим в своем пятитонном величии, его едва удается качнуть. Какой же махиной был тот, 16-тонный колокол?!
В неожиданном ракурсе с колокольни предстает стоящий рядом собор. До его главы и главок рукой подать. Они ярко светят.
На верхнем ярусе — затишье. Окна здесь закрыты дубовыми рамами (по образцу прежних) и застеклены. Раньше здесь располагался большой механизм башенных часов. Теперь здесь тоже часовой механизм — циферблаты развешаны на колокольне с четырех сторон. Но этот механизм уже современный: небольшая коробочка с электронным табло и подвешенными запасными аккумуляторами. Часы всегда будут показывать точное время. Они сделаны в Санкт-Петербурге, а обслуживать их будет ростовское предприятие «Ремчас».
Высота колокольни — 72 метра (вместе с крестом). С третьего яруса (около 60 метров) открывается чудесный вид на Ростов. Наш город, несмотря на свой возраст, молодеет на глазах. Первое, что замечаешь, это большое количество строек. Подъемные краны и там и тут торчат цаплями, дополняя городской пейзаж. Значит, не все так плохо, если строимся. Значит — уверенно думаем о будущем!
До завершения восстановления колокольни осталось совсем немного: неделя-две. Она будет освящена, а звук колоколов, как и встарь, будет разноситься над Доном…

Добавить комментарий